РАДИО СВОБОДА. Сергей Крылов в эфире программы "Человек имеет право" о рынке микрокредитования и микрофинансирования в России

Микрокредиты оформляют десять миллионов россиян. Как устроен этот рынок, и как не превратить маленький заем в большую проблему?

  • В России быстро растет рынок микрокредитования: в прошлом году суммарный объем выданных микрозаймов превысил 100 миллиардов рублей.
  • В сфере микрокредитования заняты четыре тысячи организаций, а кредиты в них оформляли десять миллионов россиян.
  • За 2017 год из реестра Банка России исчезло больше четверти микрофинансовых организаций: часть исключили за несоблюдение требований законодательства.
  • На рынке микрокредитования процветают разные формы мошенничества. Столкнувшись с этим, нужно немедленно обращаться в полицию.
  • Три основных правила заемщика: внимательно читай документы, которые подписываешь; не занимай, если это не жизненно необходимо; никогда не бери в долг, чтобы погасить долг.

Марьяна Торочешникова:

«Кредит под 1,5-2%» — гласят рекламные вывески в организациях с говорящими названиями «Мани-Фани», «Честное слово», «Легкие займы». Занять, действительно, легко, нужен лишь паспорт, а вот отдавать бывает трудно. На рекламе указывают привлекательную ежедневную ставку, а вот годовая может достигать тысячи процентов. Как работают микрофинансовые организации, и чем грозит просрочка по выплате займа?

Запись телефонного разговора с сотрудником МФО: 

Вы оформили займ очень удобным способом: зашли на сайт, оставили заявку, вам перевели деньги, вы воспользовались деньгами.

Корреспондент: Получить займ микрофинансовой организации, казалось бы, может даже кот Матроскин из Простоквашино. Так ли это на практике?

Елена Стратьева, директор саморегулируемой организации «Мир»: Правда, бывает достаточно только паспорта. Везде очень много информации о человеке, в первую очередь — в Бюро кредитных историй.

Корреспондент: Помимо этого, заемщика проверяют с помощью специальной системы скоринга, которая предсказывает, вернет ли он кредит.

Елена Стратьева: Это довольно сложное программное обеспечение, которое оценивает вероятность невозврата. Я могу сейчас утрировать, но в рамках компьютерной программы может быть выявлено, что, допустим, блондины с голубыми глазами, такого-то роста, проживающие в таком-то городе, не возвращают кредиты.

Корреспондент: Именно этим займы привлекают многих людей. Деньги можно получить быстро и без особых усилий. Но это сказывается на процентной ставке. 2%, которые обещают клиентам в рекламе, это ежедневная ставка, а за год она увеличивается в 365 раз.

Еще пару лет назад десятки клиентов судились с микрофинансовыми организациями из-за того, что сумма, которую они должны были вернуть, возрастала в сотни раз. Но с 1 января 2017 года Банк России ввел ограничения, и теперь долг может быть увеличен максимум в три раза.

Елена Стратьева: Сектор становится гораздо более добросовестным. Даже когда человек попал в сложную ситуацию, например, у него пошла просрочка, и он не может вернуть деньги, первое, что мы рекомендуем, это общаться с микрофинансовой организацией. Не устраивает общение — обращайтесь в саморегулируемую организацию.

Деньги можно получить быстро и без особых усилий, но это сказывается на процентной ставке

Корреспондент: Но недобросовестные практики все еще остаются на рынке. Отсюда истории про бесконечные звонки и требования вернуть займ, который человек не оформлял.

За 2017 год из реестра Банка России исчезло больше четверти микрофинансовых организаций: часть самостоятельно ушла с рынка, а часть исключили за несоблюдение требований или законодательства. Поэтому, чтобы не столкнуться с мошенниками, эксперты советуют проверить, состоит ли организация в реестре.

Марьяна Торочешникова: Рынок микрокредитования в России растет завидными темпами. В прошлом году суммарный объем выданных микрозаймов превысил 100 миллиардов рублей. В сфере микрокредитования заняты четыре тысячи организаций, а кредиты в них оформляли десять миллионов россиян. 45% срочных кредитов составляли займы до зарплаты, средний размер — 10 тысяч рублей. 55% — потребительские кредиты — 18 тысяч.

У нас в гостях Сергей Крылов, основатель и генеральный директор «Лиги защиты должников», член Научно-исследовательского совета при Общественной Палате РФ, и Михаил Беляев, руководитель банковской секции «Финпотребсоюза».

Во времена финансовых кризисов получить кредит в обычном банке бывает достаточно сложно. Тут навстречу заемщикам с радостью идут микрофинансовые организации, которые готовы выручить деньгами до зарплаты или предоставить потребительский кредит на небольшую сумму. Существует мнение, что все микрофинансовые организации выдают деньги кому угодно, потому что проценты, которые они берут за свои услуги, покрывают все их риски. Как это устроено, за счет чего выживают микрофинансовые организации?

Михаил Беляев: Прежде всего, у них есть учредители, и они принимают вклады граждан под определенные, тоже немаленькие проценты, граждане достаточно охотно дают им взаймы деньги, которые они потом размещают и дают другим людям под высокие проценты. Кроме того, микрофинансовые организации имеют право выпускать долговые бумаги, облигации.

Марьяна Торочешникова: Получается, что они, как казино, все время остаются в выигрыше.

Михаил Беляев: Конечно, они рассчитывают на то, что останутся в выигрыше, но их доход складывается из трудовых доходов людей, которые берут у них деньги под высокие проценты. Так же действует схема любой организации, которая работает с долговыми деньгами.

Нужно внимательно читать договор, который подписываешь с любой организацией.

Сергей Крылов
Сергей Крылов

Сергей Крылов: Но человек, не знающий норм Гражданского кодекса, а также смежных законов, регулирующих деятельность микрофинансов, просто не может понять, о чем идет речь в этих документах. Договор может содержать пункты, которые могут просто не работать в сфере займов. В связи с этим обычно возникают спорные ситуации, когда вроде бы все написано достаточно просто, а потом возникает ситуация, когда вдруг может уйти квартира, автомобиль или что-то еще.

Марьяна Торочешникова: Обычный банк обязан указать в договоре полную стоимость кредита.

Сергей Крылов: Это обязан сделать любой, кто выдает деньги в рамках кредитования. В федеральном законе о микрозаймах четко прописано, что все суммы, которые должен выплатить заемщик, нужно указывать большими цифрами.

Михаил Беляев: И полная стоимость кредита указывается в правом верхнем углу договора в специальной рамочке. Но есть еще график платежей, который является неотъемлемой частью кредитного договора, и там все уже совершенно четко расписано, и кто угодно поймет, что такого-то числа он должен перевести такую-то сумму тому, кто дал деньги. Но в случае с микрофинансовыми организациями речь идет не о кредитах, а о займах, и они регулируются разными юридическими документами.

Марьяна Торочешникова: А какая самая крупная сумма вам встречалась?

Сергей Крылов: Как правило, сумма не превышает 30 тысяч. Не помню, сколько взял заемщик, но от него требовали вернуть миллион рублей: прошло уже больше года, сумма набежала. Другой вопрос, что требование возвратить определенную сумму может быть не всегда законным. Это требование, на которое рассчитывает кредитор, не больше.

Марьяна Торочешникова: Тем более что приняли закон о микрофинансовых организациях, где эта сумма ограничена.

Сумма штрафов и пеней не должна превышать двух изначально данных в долг сумм денег

Михаил Беляев: Да, сумма штрафов и пеней не должна превышать двух изначально данных в долг сумм денег.

Марьяна Торочешникова: То есть, если ты брал две тысячи, с тебя не имеют права требовать больше шести.

Сергей Крылов: Микрозайм всегда краткосрочный, он не может быть более года, выдается чаще всего на две-три недели, максимум на месяц, и по истечении этого срока микрофинансовая организация продолжает начислять эти 2-3% в день, не учитывая, что процент не может быть выше трехкратной величины полученного займа, а все остальное, что просрочено, может быть по условиям договора, если там есть какая-то штрафная неустойка, либо уже в рамках ставки рефинансирования.

Марьяна Торочешникова: Как правило, микрофинансовые организации находятся в тесном сотрудничестве с коллекторскими организациями.

Сергей Крылов: Не всегда. Не каждое коллекторское агентство за это возьмется, потому что портфель очень маленький, а возвратность долгов по микрофинансам самая большая. Среднее обращение к юристу за взысканием в разы превышает возможности микрофинансовых организаций.

Михаил Беляев: Но на финансовом рынке никто никому ничего не прощает. Нельзя надеяться, что я взял деньги, и про это не вспомнят, потому что это слишком маленькая сумма. Они не прощают никогда хотя бы в назидание всем остальным.

Марьяна Торочешникова: Могут ведь и продать долг.

Сергей Крылов: Да, долг могут продать, но до бесконечности это продолжаться не может: за пределами трехлетнего срока возможности на взыскание уже фактически отсутствуют.

Марьяна Торочешникова: Это по закону, а если учитывать какие-то криминальные истории?

Сергей Крылов: Есть серьезные криминальные люди, которые занимаются незаконным теневым регулированием, а есть хулиганы. Если такой долг попадет к хулигану, то могут и побить, и испортить машину, но серьезный криминал никогда этим не занимается, 30 тысяч рублей — не те деньги, ради которых они будут рисковать. Зачастую люди по истечении времени отдают деньги. Другой вопрос, что стоит побороться за деньги, которые с вас требуют, значительно их уменьшить.

Марьяна Торочешникова: А как регулируется процентная ставка для микрозаймов? Почему государство разрешает давать кредиты под такие бешеные проценты?

Михаил Беляев: У них там есть своя правда: мы выдаем людям небольшие суммы на небольшой срок в случае крайней необходимости, а трудозатраты на оформление займа и содержание аппарата такие же, как для больших сумм, — соответственно, должен быть высокий процент, чтобы все это окупить. Но проценты, конечно, раздуты до неприличных размеров.

Михаил Беляев
Михаил Беляев

Центральный банк ввел очень своеобразное ограничение. Он рассчитывает средневзвешенную ставку по займам и кредитам, но не разрешает на следующий квартал повышать ставку более чем на одну треть по сравнению с тем кварталом, который они только что посчитали. Но дело в том, что вся эта средневзвешенная ставка рассчитывается по отдельным видам отдельных институтов, которые выдают или кредиты, или займы. И если вы сейчас выдавали кредит под такой-то процент, то вас ограничили только в том, что на следующий квартал вы не можете повысить его больше, чем на одну треть.

Но в случае с микрокредитным организациями это настежь открытые ворота. В момент подписания договора люди не видят цифру — 1000%, 800%, они видят цифру — 2% в день и считают, что берут на две недели под 2%, переплата получается небольшая, они могут себе ее позволить.

Марьяна Торочешникова: Около ста жителей Новосибирска потеряли жилье при оформлении займов под залог недвижимости. Кредитор выдавал деньги только тем, кто подписывал договор купли-продажи квартиры. Правоохранительные органы не стали возбуждать уголовные дела, а суды не встали на сторону пострадавших.

Корреспондент: Чтобы купить каждодневные лекарства, Зоя Анатольевна вынуждена брать все новые кредиты. Большую часть ее пенсии взыскивают в счет уплаты долга. Три года назад женщина заняла 300 тысяч рублей: деньги понадобились на оплату похорон погибшего в автоаварии сына и его семьи. Во время сделки директор кредитной организации Николай Шевченко вместе с договором займа предложил пенсионерке подписать документы о продаже ее четырехкомнатной квартиры за миллион рублей и расписку в получении денег.

Зоя Тюменцева, пенсионерка: Я не глядя все подписывала. А когда вышли, я говорю: «Коленька, о какой купле-продаже идет речь?» Он говорит: «Не волнуйтесь, вас это не коснется». И я под его диктовку писала все расписки, все документы подписывала на коленке.

Корреспондент: Позже в суде удалось доказать, что женщина была в состоянии аффекта из-за смерти родных, и договор продажи квартиры признали недействительным. Но это исключительный случай. За семь лет работы компания «Финансовое содействие бизнесу» оставила без квартир больше ста человек, и всегда суд вставал на сторону кредитора. Светлана Чиповскаялишилась жилья и, тем не менее, осталась должна фирме 580 тысяч рублей, теперь она ждет извещения о принудительном выселении.

Светлана Чиповская, пенсионерка: В договоре о займе неподъемные условия: квартиру изначально не выкупить. Когда подписывали договор, мы с ним так по-хорошему поговорили, типа: мошенники остались далеко в 90-х, а мы не такие… И я поверила.

Корреспондент: В полиции, куда обращались заемщики, возбуждать уголовные дела отказывались, ведь люди сами подписывали договоры и расписки в получении денег.

Антон Сурнин, руководитель пресс-службы ГУ МВД России по Новосибирской области: Все документы при заключении договоров заявители подписывали добровольно и собственноручно. Также установлено, что договорами предусмотрен судебный порядок разрешения споров. В связи с наличием гражданско-правовых отношений по всем указанным заявлениям приняты решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Корреспондент: С этим не согласны адвокаты заемщиков, они считают, что кредиторы специально ориентировались на клиентов, которых легко обмануть, — женщин от 65 лет, остро нуждающихся в деньгах и чаще всего плохо видящих, — чтобы те даже не смогли прочесть договор.

Антон Городецкий, адвокат Зои Тюменцевой: Это и есть состав мошенничества: злоупотребление доверием, когда человек тебе доверяет, вы с ним о чем-то договорились, но подкладываются иные документы, и, соответственно, получается иной результат. Человек продает квартиру, хотя и не планировал этого делать, тем более за такие смешные деньги.

Корреспондент: После широкой огласки кредитная организация прекратила деятельность, ее офис закрыт, с дверей сняли вывеску, директор не отвечает на звонки, а в квартире, где прописан Николай Шевченко, о нем никто и не слышал. Возможно, компания продолжит выдавать займы под другим названием, поэтому финансисты и юристы призывают сотрудников Росреестра внимательнее относиться к сомнительным сделкам.

Правозащитники надеются на помощь Генпрокуратуры, они попросили главу ведомства Юрия Чайку разобраться в ситуации и принять меры, чтобы жертв кредиторов не стало еще больше.

Около ста жителей Новосибирска потеряли жилье при оформлении займов под залог недвижимости

Марьяна Торочешникова: Что делать, если человеку, который пришел взять относительно небольшой займ, вместе с договором предлагают подписать еще какую-то бумагу — обеспечение договора, а на самом деле это фактически договор о купле-продаже какого-то серьезного имущества?

Михаил Беляев: В любом финансовом договоре не должно оставаться непонятных мест. Не можешь разобраться сам — попроси юриста, возьми домой типовой договор, почитай его, разберись. Если вы берете взаймы 10 или 30 тысяч, а в обеспечение вас просят предоставить квартиру, тут уже надо подумать, что квартира стоит намного дороже, и, может быть, у вас есть что-то подешевле, что можно предоставить в обеспечение.

Сергей Крылов: Сегодня много возможностей получить информацию: например, в интернете. Обеспечение, как правило, равняется тому, что вы берете. Всегда и во всем должен быть баланс, и любое отклонение должно настораживать. Также нужно знать, что существуют разные формы мошенничества. Как правило, это три основных формы. Первая — это подмена договора: человек подписывает бумаги – не глядя, внизу страницы, ему дают пакет, он приходит домой, а там уже совершенно другой договор. Второе — это соглашение об отступном: предлагают сделать некое соглашение, и если ты не сможешь сделать то-то и то-то, то в обеспечение кладется, допустим, квартира. Есть еще третий способ: кредитор уклоняется от принятия платежей, то есть искусственно создает невозможность погашения займа, чтобы возникло право отобрать квартиру или что-то еще.

Здесь важно быстро реагировать. Если человек вдруг понял, что его обманули, нужно написать заявление в полицию. Не важно, если полиция откажет в возбуждении уголовного дела, зато ваше заявление будет своевременно зафиксировано. И когда вы пойдете в суд признавать сделку недействительной, здесь шансы на победу намного больше, чем если сложности возникают спустя полгода, когда уже все продано.

Марьяна Торочешникова: А правоохранительные органы вообще должны реагировать в таких случаях?

Сергей Крылов: Они реагируют, если есть наличие состава преступления.

Михаил Беляев: А если по документам все добровольно, собственноручно, в здравом уме и твердой памяти, то как они могут реагировать? Но у вас должно остаться письменное уведомление, что вы обращались в правоохранительные органы, а они, например, не приняли к рассмотрению ваше заявление.

Марьяна Торочешникова: Помимо микрофинансовых организаций, есть же еще целый сегмент, который вырос в интернете и стремительно набирает обороты: это онлайн-займы, онлайн-кредитование. Причем там есть два варианта — просто контора, которая онлайн кредитует после того, как отправишь им пакет документов, или это некая касса взаимопомощи, куда люди ежемесячно отчисляют деньги, чтобы потом, если понадобится, воспользоваться достаточно крупной суммой. И здесь ты вообще не видишь того, кто находится по ту сторону экрана компьютера. Как понять, когда ты берешь деньги в долг через интернет, дадут ли тебе их, можно ли отправлять кому-то свои документы?

Михаил Беляев: Там, где есть деньги, всегда есть мошенники, и отличить их в сфере интернета действительно очень сложно. Все микрофинансовые организации подлежат включению в реестр Центробанка РФ, и их можно там найти, убедиться, есть ли такая организация. С онлайн-займами это намного сложнее.

Когда ты обращается в микрофинансовую организацию, ты можешь оправлять заявки в онлайн-режиме, но если это свыше 15 тысяч, то ты должен лично явиться в контору для подписания договора.

Сергей Крылов: Когда речь идет о получении денег, это одно дело. А здесь риски больше у того, кто дает деньги, потому что заемщик может представиться не своим именем, подложить другой паспорт, и велика вероятность, что организация не получит эти деньги обратно.

С кассами взаимопомощи все сложнее для заемщика. Брать проще, но надо еще отдать, и это всегда можно оспорить, а вот здесь ты можешь оправлять деньги в никуда. Касса взаимопомощи – это, как правило, потребительская кооперация, она не облагается налогом, в отличие от коммерческих организаций. Но отдать деньги в никуда можно не только онлайн: вы можете приехать в офис, а завтра его не станет.

Михаил Беляев: Нужно отчетливо понимать, что деньги не падают с неба. Есть некоторые правила: не инвестируй последнее; не инвестируй заемные средства. Отличить фейковое предложение от не фейкового очень сложно, но все же есть несколько приемов, хотя и не стопроцентно надежных. Например, советуют смотреть, насколько профессионально оформлен сайт, как часто он обновляется, грамотно ли заполнен. Но стопроцентной защиты, к сожалению, никогда нет.

Сергей Крылов: Если человек хочет получить деньги, он становится своего рода предпринимателем, а предпринимательство — это лотерея, и важно, с какими знаниями ты в нее заходишь. В праве есть такое понятие — «должная осмотрительность»: это когда лицо перед тем, как заключить сделку, проводит определенный мониторинг. Можно проверить, где зарегистрирована компания, не входит ли директор в реестр дисквалифицированных лиц, его паспортные данные можно проверить на сайте МВД: для должной осмотрительности достаточно ресурсов, а если она есть, то вы уже более-менее защищены.

Марьяна Торочешникова: Итак, для любого заемщика есть три основных правила. Первое — всегда читай, что подписываешь. Второе — не бери, если тебе это не жизненно необходимо. И третье — никогда не бери в долг, чтобы погасить долг.

Михаил Беляев: Да, это основное.

Сергей Крылов: А если все-таки попал, тоже есть три момента: всегда немедленно реагировать, не пускать дело на самотек и привлекать квалифицированного человека для решения проблемы.

Вам понравилась публикация?
Мы будем рады если вы поделитесь ей с другими.

2015-2018 Лига защиты должников
© Все права защищены